Официальный сайт писателя и журналиста Василия Скробота

Понедельник, 15.10.2018, 16:52

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Об авторе | Регистрация | Вход

Он дверь не закрывает никому…

Слава Богу,
не стал я богатым,
Никакого добра не нажил.
Стал седым я,
к тому ж бородатым,
Да стихи кой-какие сложил!
Рад судьбе, благодарен я Богу,
Что семья, что большая родня.
Разухабистой счастлив дороге,
Что носила по свету меня.
Славы нет.
Да по мне — и не надо,
Жил как жил.
Не гордясь, наугад.
Я не нищий,
Но лучшей наградой
Стало то, что не стал
я богат.

Если бы провести литературную мини-викторину среди читателей «Маяка» с одним-единственным вопросом – «Какие населенные пункты Березовского района упоминаются в произведениях белорусских писателей – уроженцев Березовщины?», – то, наверняка, были бы названы «Бяроза-Картузская» Алеся Рязанова, посвященные Белоозерску стихотворения Нины Матяш, а также стихотворная зарисовка Раисы Боровиковой «Шлях-Пушча». И, пожалуй, никто не назвал бы небольшую деревушку Осека, которая уютно расположилась среди смешанного леса в Селецком сельсовете. 


В спецвыпуске «Маяка» за 23 августа с.г., посвященном этой административной единице нашего района, о деревне Осека сказано, что она известна с 1864 года, что перед войной здесь проживало 110 человек и что на фронтах Великой Отечественной погибло шестеро ее уроженцев.

Если не считать других возможных потерь времен военного лихолетья, то в первые мирные годы в Осеке было примерно около сотни или чуть больше жителей. Могу при этом точно сказать, что в 1946 году их число увеличилось сразу на четырнадцать человек за счет одной семьи, которая приехала сюда из далекой Сибири. А спустя полвека один из членов этой семьи, Василий Скробот, в своем стихотворении, посвященном родной сестре Любе, напишет вот такие строки:

В Осеке никудышняя погода,

И драники все время на столе,

Ведь несмотря на все свои невзгоды,

Приехал я к сестре на юбилей.

К этому добавлю, что герой публикации «Дело жизни – пчеловодство» Виктора Суворова в уже названном выпуске «Маяка» Павел Александрович Скробот, житель Осеки, приходится родным братом Василию. Вот как раз о нем – Василии Александровиче Скроботе – мой рассказ.

Шла Первая мировая война. С приближением кайзеровских войск к западным губерниям России отсюда на восток двинулись тысячи беженцев. Это было поистине великое переселение народа, которое по ряду причин так и не получило до сих пор должного освещения ни в исторической, ни в художественной литературе. (В последние годы над этой темой плодотворно поработал белорусский писатель Владимир Гниломедов, данную тему в новом произведении разрабатывает Зинаида Дудюк). В этой огромной массе людей, которые не желали оказаться под властью поработителей, было довольно много жителей тогдашней Гродненской губернии, в состав которой входила и большая часть земель нынешней Брестской области. Волна беженцев в 1945 году загнала в далекую Сибирь, а точнее в деревню Андрюшино Куйтунского района Иркутской области, семьи Александра Ивановича Скробота из деревни Сошица и Веры Васильевны Грицевич из деревни Ясевичи. Тогда в Андрюшино образовалось целое поселение белорусов-гродненцев, а Александр Скробот и Вера Грицевич создали здесь свою семью, в которой родилось тринадцать детей, в том числе и Василий, который появился на свет в октябре грозового сорок первого. А в октябре 1946 года это многодетное семейство по настоянию отца переехало на родину предков, в родную Белоруссию. Первоначально Скроботы поселились на глухом хуторе поляка-переселенца в урочище с характерным названием «Вовкотэча», расположенном между деревнями Ворожбиты, Михновичи, Ясевичи и Осека (теперь здесь поднялся посаженный в начале шестидесятых годов лес), а некоторое время спустя перебралось в Осеку. Отсюда Вася Скробот в 1947 году сделал первый шаг в большую жизнь – он стал учеником Селецкой средней школы, документы об окончании которой получил в 1957-м. Вопроса о том, что делать дальше, для него не существовало – он уехал на гремящую на всю тогдашнюю великую страну всесоюзную комсомольскую стройку – Братскую ГЭС и практически на свою малую родину: от выросшего здесь в рекордно короткие сроки города Братска не так и далеко до деревни Андрюшино.

В Братске Василий устроился работать электриком, затем после окончания авиационного училища семь лет отдал службе в гражданской авиации на суровом Таймыре и в не менее суровом заполярном Норильске. Однако с небом он расстался навсегда после смерти своего лучшего друга, погибшего в катастрофе командира вертолета Валерия Почекуева, и в 1971 году снова вернулся в Братск. И продолжил трудовую деятельность в производственном объединении «Сибтепломаш» – крупнейшем предприятии санитарно-технической промышленности Советского Союза, где прошел путь от рабочего до заместителя генерального директора. Василий побывал в различных уголках страны, выезжал в Японию, Китай, другие зарубежные государства. В основном это были служебные командировки, но иногда удавалось побывать в разных землях и странах в качестве туриста или просто отдыхающего. О масштабах одной из таких служебных поездок можно судить по дневниковым записям Скробота, сделанным 23-30 января 1989 года: «Очередной длинный маршрут: Братск – Москва – Минск – Полтава – Симферополь – Ростов-на-Дону – Краснодар». А вот еще одна запись, тоже относящаяся к перестроечному периоду – 6-7 декабря 1990 года: «Всесоюзное собрание руководителей предприятий. Проходит оно в Кремлевском Дворце съездов… Без двадцати десять появились М.С. Горбачев, Н.И. Рыжков и другие руководители. Чуть позже появился Б.Н. Ельцин, сел неподалеку от Н.И. Рыжкова, за ним академик Абалкин».

…7 декабря. Девять часов. Перед заседанием Н.И. Рыжков нервно ходил по залу. Появились М.С. Горбачев и А.И. Лукьянов. Выступающих было много и, в основном, с критическими замечаниями. Как мне кажется, авторитета перестройка еще не завоевала, да и завоюет ли?».

Так и хочется отметить: как прав был тогда наш земляк – ведь до распада Союза оставался всего один год.

И еще одно наблюдение. Где бы ни находился Василий, как бы не был он загружен делами, всегда стремился навестить Беларусь. К примеру, в декабре 1987 года, находясь в командировке в Москве и Полтаве, он не преминул воспользоваться возможностью, чтобы навестить родственников в Осеке. И вот совсем неожиданно для себя в дневниковой записи за 17 декабря я встретил и свою фамилию: «…Мне показали большую книгу «Память», выпущенную в Минске и посвященную Березовскому району. Оказалось, что там и обо мне есть. Постарался редактор районной газеты и инициатор издания Евгений Селеня. Большое ему спасибо.» (Записи из дневников В.А. Скробота цитирую по его книге «Исцеление», изданной в Братске в 2004 году – Е.С.).

А эта запись в дневнике Скробота сделана спустя десять лет, 14 октября 1997 года: «Приехал в Белоруссию, в деревню Осека на свою вторую Родину. Я понимаю, что у человека одна родина, но я для себя определил, что моя первая родина – это Сибирь, деревня Андрюшино, где родился я и все мои братья и сестры, за исключением брата Николая, который родился в 1949 году. Вторая – Белоруссия. Тут родился наш отец Александр Иванович, и тут мы жили. Сейчас здесь живут сестра Люба и брат Павел».

Именно в этот приезд Василий написал стихотворение, в котором говорится о никудышней погоде в Осеке. Заканчивается же оно такими словами:

А завтра снова я в Москву уеду,

А там и в Братск далекий улечу.

Дай Бог, когда-нибудь еще приеду

И здесь в деревне душу подлечу.

Ну, а теперь, наверное, пора дать ответ на вполне резонный вопрос: в связи с чем имя Василия Скробота появилось в книге «Память. Березовский район». Оно находится в очерке Петра Лебедева «Березовская «Крыніца» рядом с именами Раисы Боровиковой, Зинаиды Дудюк, Нины Матяш, Алеся Рязанова, Виктора Супрунчука и других поэтов и прозаиков-криничан: стихи нашего земляка-сибиряка на протяжении ряда лет периодически появляются в литературных выпусках газеты «Маяк». А литературное творчество, журналистская деятельность – еще одна характерная черта Василия Скробота. Опять же в его дневниках находим такие строки: «Живя в глухой деревне Осека, в детстве начал писать стихи». (Здесь же он по самоучителю освоил игру на баяне и это увлечение не оставил до сих пор). Первые стихи ученика Селецкой средней школы Васи Скробота увидели свет в березовской райгазете «Пламя». Этим во многом объясняется то обстоятельство, что уже со своего первого приезда в Братск в 1958 году Василий активно включился в поэтическую жизнь молодого города. Очень большую роль в его дальнейшем творческом становлении сыграло то, что на стихи молодого автора обратили внимание и выразили ему поддержку такие мастера советской поэзии, как Константин Симонов и Евгений Долматовский, а позднее известнейшие сибирские поэт Евгений Евтушенко и прозаик Валентин Распутин. «Мне очень повезло на знакомство со многими талантливыми людьми», – позже напишет Скробот. И первым в этом довольно обширном списке назовет именно Распутина. (Помните, в 80-х годах этого могучего писателя называли «совестью России». Увы, в последнее время его имя, как, к примеру, и имя еще одного прекрасного русского писателя, «деревенщика» Василия Белова, не часто встречается в периодике, не балуют их издательства, а на том же телевидении теперь правит бал главный «дежурный по стране» Михаил Жванецкий).

Стихотворения Василия Скробота стали публиковать местные издания, они все чаще появлялись в центральной прессе, в альманахах и сборниках «Рабочая смена», «Мы – братчане», «Истоки», «Байкальский меридиан» и других. С семидесятых годов прошлого века подборки стихов нашего земляка периодически стали появляться и в газете «Маяк». Много лет он возглавлял литературное объединение «Истоки» города Братска.

Василий Скробот по злободневным вопросам активно выступал и выступает в местной и центральной печати, написал сценарии нескольких документальных фильмов и телевизионных передач. Не работая штатным сотрудником ни в одном из печатных органов, он тем не менее в 1985 году был принят в Союз журналистов СССР.

Наш земляк – автор четырех поэтических сборников, книги «Моя родня» и очень содержательной книги-исповеди «Исцеление», в которую включены фрагменты его дневников, воспоминания о детстве, размышления о прожитом и пережитом, стихотворения и фотографии разных лет.

Сейчас Василий Скробот находится, как принято говорить, на заслуженном отдыхе. Но понятие отдыха – относительно. Никогда не признававший праздности, он и теперь занят различными дачными делами, очень любит повозиться с внуком Игорьком и, как сообщил в своем последнем письме, датированном 16 мая текущего года, а позже в телефонном разговоре, «если даст Бог здоровье и возможность, думаю еще об одной книге».

Дом Скроботов, как неоднократно отмечал его хозяин, всегда открыт для многочисленных родственников, друзей и товарищей и просто для хороших людей.

Я дверь не закрываю никому,

От непогоды каждого укрою.

Беду и радость я всегда пойму,

Ну и, конечно, в доме стол накрою.

Что Бог послал, вот тем и угощу,

А что не так, заранее простите,

И я, поверьте, многое прощу,

Но только вы с душою заходите, –

написал Василий Скробот. Первая строка этого стихотворения дала название одному из его поэтических сборников, а я, несколько ее изменив, выношу в заголовок этого материала о нашем земляке.

Евгений СЕЛЕНЯ.

По материалам газеты "Маяк" от 05 Ноября 2008


Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0